Ноосферная педагогика

Автор: Валерий Лысенко

Эта книга являет собой итог многолетних раздумий автора о судьбах отечественного образования – прежде всего образования; но не только: также и о судьбе страны, о судьбе грядущих поколений, о судьбе человечества, наконец.

Многое из того, что вошло в книгу, было опубликовано в разные годы в разных изданиях – газетах, журналах, сборниках. Кое-что, в деталях, устарело: педагогическая теория и на Западе и в России продвигалась вперед (к сожалению, опережая практику); но по наиболее существенным позициям всё, что автор публиковал ранее, осталось по-прежнему актуальным – более того: многое, переосмысленное в новых обстоятельствах, обрело характер инновационности, то есть готовности к внедрению в образовательную практику; беда лишь в том, что современное российское образование не готово принять инновации, отвечающие на вызовы времени. Следовательно, нужна такая образовательная система, которая испытывала бы потребность в постоянном обновлении, и эта система возможна только в ином, чем нынешнее, цивилизационном пространстве. То есть в пространстве ноосферной цивилизации.

Собственно, эта мысль и легла в основу книги.

Читатели, в большинстве своем, наверняка испытают при чтении некоторые трудности, связанные с обилием не очень известных терминов. К их числу относятся и те, что приведены в названии (вернее в подзаголовке) книги. Считаю своим долгом объяснить, что означают эти понятия.

Есть два основных типа целей – «внешние» и «внутренние». Первые предписываются извне системам, людям (победить врага, построить коммунизм, повысить эффективность производства, бороться с коррупцией); вторые возникают внутри самих систем или человеческих сообществ (установление обеспечивающих жизнедеятельность сообщества связей, требование свобод, стремление к здоровому образу жизни, к овладению знаниями, к обретению профессии). Телеология изучает как раз эти – внутренние – цели (в науке они называются имманентными).

Современное образование забыло о собственных (внутренних) целях и держится на внешнем целеполагании, которое задается государством в лице его чиновников и рыночной экономикой. Государству нужны лояльные граждане, рыночной экономике требуются грамотные потребители и компетентные менеджеры, Человек, таким образом, оценивается не по человеческим качеством (сразу же раздается крик: «А что это такое?!»), а по степени политической лояльности, отождествляемой с гражданственностью, и по уровню рыночной компетентности. Самой большой проблемой становится подготовка молодого человека, способного выгодно продать себя на рынке труда и на рынке личностей. «Дерзайте, ныне ободренны!»…

Другой термин, требующий разъяснения, – аксиология.

В человеческом обществе ни одна цель не бывает внесоциальной, на любой цели лежит печать чьих-либо интересов, тех или иных мотивов, желаний, устремлений. А всё, к чему люди стремятся, представляет для них определенную ценность (по-гречески – аксиа), то есть нечто такое, чем люди дорожат, что они хотят иметь и что, имея, не хотят потерять. Образование есть то пространство человеческой жизни, в котором существует своя телеология (внутренняя система целей) и своя аксиология (внутренняя система ценностей). Говоря о новых образовательных моделях, отличных от тех, что рождены потребительской цивилизацией, – обойти вопрос о целях и ценностях образования невозможно.

Что касается других слов иностранного происхождения, то их значения раскрываются либо в постраничных сносках, либо в глоссарии (словаре понятий и терминов, употребляемых в этой книге).

И последнее замечание. Оно касается стилевых особенностей книги, жанр которой не случайно назван очерками. При связности, цельности идейного плана, единства авторской позиции – в ней много разных стилей, много «голосов», и поэтому она не может быть учебником или учебным пособием, еще менее – научной монографией, в которой исследуется одна проблема, решается определенный круг задач. Это скорее книга-размышление, понуждающая читателя к собственным размышлениям. Телеология ноосферного движения такова, что ее невозможно директивно задать извне, она образуется внутри самого движения, вырастает естественно под действием тех устремлений, взглядов, позиций, которыми руководствуются люди, осознающие необходимость перехода на ноосферный путь развития.

ВВЕДЕНИЕ

Институализация ноосферного образования, придание ему статуса государственной экспериментальной образовательной модели – одно из важнейших условий перехода современной цивилизации на ноосферный путь развития.

Но если даже государство, в лице его высших чиновников, не сочтет нужным поддержать организационно и материально эту в высшей степени перспективную идею, все равно ноосферная школа обретет жизнь, ибо ее создание есть веление времени.

Ноосферная общеобразовательная школа синтезирует в себе лучшие образцы мировых образовательных систем, новейшие достижения педагогической мысли, как отечественной, так и зарубежной. Она использует и развивает опыт прогрессивных образовательных моделей – школы глобального образования, школы диалога культур, монтессорианских, вальдорфских, толстовских школ. Это школа-микрообщество, школа-музей, школа-лаборатория, школа-производство. В ней, наряду с основами наук, школьники овладевают способами деятельности; это деятельностная школа (или, по терминологии академика РАО А.М. Новикова, – «технологичная», «деловая», «компетентностная»). Главный педагогический принцип ноосферной школы, организующий учебно-воспитательный процесс и формирующий содержание ноосферного образования – воспитание у школьников культуры общения, понимания и деятельности. Это и ее основная цель; для ее достижения как раз и необходимы те организационные формы и рабочие методы педагогического процесса, которые названы выше.

Воспитание культуры общения, понимания и деятельности естественным образом предполагает построение учебного процесса на основе принципов природосообразности и культуросообразности, которые теоретически были обоснованы великими педагогами мира, начиная с Я. А. Коменского и кончая В.А. Сухомлинским и Александром Ниллом, однако полностью реализованы никогда не были. Ноосферная школа, освоившая современные достижения психологии, педагогики, философии, способна воплотить эти принципы в жизнь во всей их полноте и целостности. Но для этого она должна быть существенно иной, нежели нынешняя «традиционная» школа. И начинать надо с ее архитектуры, с ее дизайна, интерьера и экстерьера.

Архитектура ноосферной школы в целом зависит от местных условий, и в этом смысле каждая школа уникальна; однако есть и общая черта: значительную часть ноосферной школы составляют студии, мастерские, лаборатории, спортивные залы, оранжереи; в каждой школе должна быть обсерватория. И еще: наполнение школы – от 200 до 500 учащихся, не более.

Образовательные программы ноосферной школы строятся с учетом применения таких педагогических технологий, которые направлены на развитие творческих способностей учащихся – в играх, обучении иностранным языкам, здоровьесбережении, в занятиях искусством, спортом, ремеслами.

Формирование учебных групп происходит на основе психотипологии, разработанной А.Ю. Афанасьевым, – с тем, чтобы обеспечить: 1) коммуникативную совместимость членов группы и 2) максимальное раскрытие личностного потенциала каждого ученика.

Принципиально новым в образовательном процессе ноосферной школы является включение в учебные программы материалов по самопознанию, проблемно-познавательным темам (эпистемам), теории знания – что позволяет решать проблемы самоидентификации личности и формировать системное, логичное, честное мышление как у школьников, так и у их наставников.

На всех стадиях обучения выдерживается принцип непрерывности и преемственности образования.

Педагогический коллектив и обслуживающий персонал ноосферной школы на первых порах составляют добровольцы – выпускники педвузов, местные учителя городских и поселковых школ, жители ноосферного поселения. В дальнейшем, по мере развития ноосферного движения, педвузы будут открывать факультеты ноосферной педагогики, подготавливая таким образом педагогические кадры для ноосферных школ.
* * *

Идея создания модели школы будущего – и на теоретическом уровне, и на практическом – захватывает все больше места в головах не только ученых, не только управленцев, но и рядовых школьных педагогов, а это значит, что «школа прошедшего ненастоящего» обречена. И никакие ЕГЭ, никакие «автономии» не помогут этой школе, потому что новое образование рождается не в ее недрах, а независимо от нее и во многом ей вопреки.

Один из парадоксов современного школьного образования: в нем, по существу, нет педагогики как таковой. Слово есть, а за словом – фикция. То есть, другими словами, – всё, что написано великими педагогами прошлого и настоящего, всё, что пишут психологи и педагоги-теоретики, – школой принимается лишь формально. Содержательно, за редчайшими исключениями, не меняется ничего. Все та же ориентация на знания, умения, навыки, все та же неуклюжая классно-урочная система, все тот же хаотизм в организации учебного дня. И все те же предметы, содержание которых уже давно не соответствует ни уровню достигнутого человечеством знания, ни потребностям отдельно взятой личности, ни потребностям общества в целом.

Выдающийся отечественный ученый и мыслитель Н.Н. Моисеев говорил: «…По моему мнению, новая цивилизация должна начаться не с новой экономики, а с новых научных знаний и с новых образовательных программ… Новые моральные принципы должны войти в кровь и плоть Человека. Для этого надо иметь не только специальное, но и гуманитарное образование. Я убежден, что XXI век будет веком гуманитарного знания подобно тому, как XIX век был веком пара и инженерных наук».

Сказано замечательно. К сожалению, из этого бесспорного рассуждения никак не вытекают условия, при которых новые моральные принципы могут войти в плоть и кровь ученика (то, что должны, – понятно). Здесь и самые большие трудности – методологические и практические, поскольку благие пожелания у нас очень часто не сопровождаются механизмами их осуществления.

С другой стороны, «новые моральные принципы» на самом деле стары как мир, только игнорируются большинством, погруженным в текуче-вязкую стихию повседневности, где потребительские ориентации подавляют, пожирают любые моральные принципы, если они мешают достижению ценностно маркированных целей в парадигмах богатства, власти и славы.

И если школа не будет показывать и объяснять учащимся вредоносную суть потребительских ориентаций, то ни о каких «новых моральных принципах», ни о каком гуманитарном знании не придется не только говорить, но и думать.